Зачем мозг производит наркотики?

19.03.2021 22 0.0 0
Зачем мозг производит наркотики?
Ваш мозг – драгдилер, наркоторговец. Совершенно серьезно, без тени шутки.

Мозг не только распространяет наркотики, что само по себе уже попадает «под статью», но, кроме того, и сам их производит – синтезирует. В мозге размещена целая фабрика по производству наркотиков – гипофиз, таламус и гипоталамус. А филиал фабрики находится в слизистой оболочке кишечника.

Для распространения наркотиков мозг использует кровеносную систему.

Мозг производит опиаты или морфины[68], которые по своему действию практически не отличаются от обычного опиума и морфия, а также каннабиноиды[69], не отличающиеся по своему воздействию от марихуаны, и даже психоделические, то есть, по сути, галлюциногенные вещества[70].

Все эти наркотики называются эндогенными, что означает произведенными внутри.

Зачем наш мозг ввязался в этот криминальный бизнес? Зачем создал собственное производство, организовал наркотрафик и сеть сбыта?

Наркотики нужны мозгу потому, что он их активно использует. У каждого из наркотиков, которые производит мозг, есть свое, специфическое назначение.

Эндогенные опиаты – эндорфины и энкефалины – мозг использует в первую очередь для снятия стресса и боли. А также, когда нужно поднять настроение или добавить сил.

Мозг повышает уровень эндорфинов при тяжелых психологических и физических нагрузках, при замерзании и перегревании, в острой стадии любого заболевания.

Эндогенные каннабиноиды – анандамид и 2-АГ – мозг использует для устранения отрицательных эмоций, связанных с прошлым опытом. Это такой ластик для стирания негативных воспоминаний.

С эндогенными каннабиноидами также связан так называемый «эффект марафонца». Известно, что стайеры во время своего многочасового бега испытывают ощущение эйфории. Это результат «впрыскивания» мозгом порций анандамида. Правда, делает он это не для того, чтобы беглец испытал блаженство, а для того, чтобы снизить боль от мышечных нагрузок и «успокоить» вестибулярный аппарат. Во время бега происходит ритмичное колебание головы, но вас ведь на дистанции не укачивает – это предусмотрительный мозг слегка «оглушает» чувствительный вестибулярный аппарат каннабиноидами.

А психоделики нужны мозгу для того, чтобы мы могли влюбляться. Нейротрансмиттер и нейромодулятор 2-фенидэтиламин (или РЕА) выделяется обычно вместе с дофамином и серотонином, когда мы испытываем то, что называется «любовь с первого взгляда». Когда мы испытываем возбуждение, глядя на объект своей любви или вспоминая о нем, – это значит, мозг угостил нас порцией эликсира любви.

Кстати, по действию РЕА схож с еще одним наркотиком – амфетамином.

Еще один психоделик – диметилтриптамин – мозг производит в эпифизе, центре, который мистики считали «третьим глазом». Диметилтриптамин вызывает ощущение измененного сознания. Природный аналог этого нейромодулятора содержится в некоторых растениях и вызывает галлюцинации. Для чего этот психоделик нужен мозгу и с какой целью мозг его синтезирует – точно неизвестно.

Известно, однако, что, когда выделяется диметилтриптамин, это усиливает наш интерес к мистике и религиозным практикам. Считается, что склонность людей верить в паранормальные явления или в собственные сверхвозможности связана с повышенным уровнем этого химического вещества.

Но все это – светлая сторона «наркотического бизнеса», в котором замешан мозг. Есть и темная.

Мозг использует эндогенные наркотики для управления нашим поведением. В первую очередь это касается эндорфинов, вызывающих у нас состояние удовольствия.

Мозг довольно беззастенчиво пользуется эндорфинами, для того чтобы поощрять нас за все то, что с его точки зрения заслуживает поощрения.

Любое ваше достижение, за которое ваш мозг считает нужным вас вознаградить, сопровождается выбросом порции эндорфинов. Это касается абсолютно любых достижений, которые ваш мозг по тем или иным причинам считает ценными, – хоть в науке, хоть в спорте, хоть в любви.

От первых школьных пятерок до карьерных продвижений или заработка денег мозг неизменно выдает нам за каждое засчитанное им наше достижение награду наркотиком, который сам же и произвел.

Но если вы думаете, что опиоидами и каннабиноидами наша внутренняя наркоторговля ограничивается, то вы ошибаетесь. Все это только верхушка «криминальной» деятельности мозга.

Масштабы использования нашим мозгом химических веществ для воздействия на наше поведения несравнимо шире.

Мы живем в мире, где существуют эмоции, усталость или бодрость, сонливость, радость или настроения. Все это кажется нам абсолютно реальным. Однако на самом деле ничего этого не существует. Все это – не чувства или ощущения, которые мы испытываем, а результаты воздействия химических веществ, которые использует наш мозг.

В 1975 году было сделано сенсационное открытие[71], суть которого заключалась в том, что все без исключения наши эмоции – чистая химия. Точнее, биохимия.

Нет никакой любви и никакой привязанности. Нет грусти, презрения и стыда. И вины тоже нет. И страха. И горя. Ничего нет.

Мы не испытываем никаких чувств и переживаний. Мы испытываем эффекты воздействия химических веществ, которые синтезирует и выделяет мозг.

Каждой нашей эмоции соответствует определенное химическое вещество или набор веществ. Или, если выражаться точнее, каждое из этих веществ вызывает у нас реакцию, которую мы называем той или иной эмоцией.

То, что мы называем эмоциями, является результатом воздействия химических веществ, получивших название «нейропептиды» или «молекулы эмоций».

Сегодня известно 18 семейств нейропептидов. В каждом по 20–30 разновидностей «молекул эмоций». Все они оказывают нейротропное или психотропное воздействие[72].

Нейропептиды восемнадцати семейств каждый по отдельности и в разных комбинациях дают нам возможность (или, точнее, заставляют нас) испытывать 173 эмоции.

Это касается не только эмоций. В реальности мы не испытываем ни чувства голода, ни усталости, ни сонливости, ни бодрости, ни удовольствий, ни отвращения, ни страха.

Все это просто ощущения, вызванные воздействием различных химических веществ, которые использует наш мозг.

Радость – это эффект дофамина

Счастье – это эффект серотонина

Голод – это грелин, а насыщение – лептин

Усталость – это аденозин

Страх – это адреналин, а ярость и злость – норадреналин

Нежность и привязанность – это эффект окситоцина, а отвращение – эффект ацетилхолина.

Обида – это коктейль из кортизола, норадреналина и адреналина (грусти, злости и страха).

Когда мы слышим слова «гормоны» или «нейромедиаторы», нам кажется, что речь идет о чем-то особом, специальном, малопонятном. Но в реальности и нейромедиаторы и гормоны – это просто химические вещества.

Для управления телевизором мы пользуемся пультом дистанционного управления. Нажал кнопку – пульт произвел сигнал определенной частоты, – телевизор сигнал получил и переключил программу.

Система, которую использует мозг для управления нами, отличается от описанной выше только тем, что вместо радиосигналов определенной частоты для управления используются химические вещества определенного состава.

Выделение в кровь определенного вещества действует на нас ровно так же, как нажатие кнопки на пульте дистанционного управления. Стоит этому произойти, как мы немедленно «меняем программу».

Выделение одного набора веществ делает нас раздражительными, другого – добрыми, третьего – полными энтузиазма или, наоборот, пессимистичными и безразличными.

Одно нажатие «кнопки» химического пульта управления может радикально изменить наш характер, добавить достоинств или недостатков и, как следствие, не менее радикально изменить нашу жизнь.

Кто решает, когда и на какую «кнопку» нажать? В чьих руках находится пульт управления нашими ощущениями и эмоциями?

Ответ на этот вопрос каждый находит для себя сам.


Можно ли попасть в зависимость от внутренних наркотиков?

Сами по себе эндогенные опиаты и эндогенные каннабиноиды не вызывают зависимости. Потому что предусмотрительный мозг умеет включать систему торможения в наших центрах положительных эмоций. Нейроны, которые снижают уровень эндорфинов, если он зашкаливает, называются ГАМК-нейроны.

Зачем нужна система ГАМК-торможения? Это древний эволюционный механизм выживания. «Пьяный от счастья» не сможет заметить опасность. Мозг позволяет нам радоваться в разумных пределах. Проще говоря, он все время соблюдает баланс, попеременно нажимая то на газ, то на тормоз.

Но наши внутренние наркотики могут спровоцировать другие зависимости – от обычных наркотиков, алкоголя, никотина или даже еды. Употребление всего этого поначалу вызывает усиленный выброс эндорфинов в мозге. Но затем мозг, чтобы защититься от переизбытка эндорфинов, снижает чувствительность рецепторов, а некоторые вообще выключает. Теперь, чтобы испытать ощущение счастья, приходится больше есть, больше пить, больше колоться. А мозг в ответ будет продолжать защищаться, снижая чувствительность рецепторов и снижая собственное производство эндорфинов.

Если продолжать увеличивать дозу внешних наркотиков, мозг вообще перестает вырабатывать внутренние. У алкоголиков и героиновых наркоманов опиоидная система мозга вообще выключается. Это означает, что человек попадает в ситуацию, когда он может испытывать позитивные состояния только под воздействием внешних наркотических веществ.


Если наш организм сам производит наркотики, то почему наркотические вещества опасны и вредны?

Наркотические вещества при регулярном употреблении выключают нашу собственную опиоидную систему и, соответственно, лишают наш мозг возможности контролировать боль. Когда действие дозы наркотиков заканчивается, начинается ломка, сопровождаемая очень мощными болевыми ощущениями. Боль – это жуткий стресс для всего организма; это повышение сердцебиения до 200 ударов в минуту, что может привести к остановке сердца; это ощущение постоянного изматывающего дискомфорта, который переходит в депрессию. Поломка центров болевого контроля может быть фатальной.

Помимо этого, у человека с наркотической зависимостью резко снижается иммунитет. Потому что эндофрины – это очень важная часть нашей иммунной системы, а когда мозг получает морфины извне, он перестает вырабатывать собственные. Если иммунная система бездействует, человек становится жертвой всех инфекций, какие только можно подцепить: от банального гриппа до туберкулеза.

Эндорфины способствуют заживлению ран и регенерации тканей. У наркоманов любая царапина превращается в незаживающую язву.

Кроме физического вреда, наркотики причиняют вред психосоциальный. Личность человека меняется полностью и со временем распадается. Причем очень быстро. Распад психической личности у людей, страдающих шизофренией, деменцией, болезнью Альцгеймера, идет годами, наркоман получает все это по ускоренной программе меньше чем за год.

«Представьте, что вас могли бы подключить к некоему аппарату, способному всю оставшуюся жизнь вызывать у вас какие угодно приятные ощущения. Большинство из тех, кому я это предлагал, почему-то отказывались. Дело в том, что мы хотим не просто испытывать положительные эмоции, но заслужить на это право.

И все же человек не перестает изобретать массу уловок, создавая искусственный парадиз: наркотики, шоколад, секс без любви, хождение по магазинам, мастурбация и телевидение – лишь некоторые из них».

Мартин Селигман (Martin E. P. Seligman), директор Центра позитивной психологии в Университете Пенсильвании (University of Pennsylvania). «Как научиться оптимизму.
Измените взгляд на мир и свою жизнь» («Learned Optimism. How to Change Your Mind and Your Life»), 2006 г.



Читайте также

Комментарии (0)
avatar