История на Рождество: О связи

03.01.2021 68 0.0 0
История на Рождество: О связи
В 1843 году вышло новое произведение знаменитого английского писателя Чарльза Диккенса, наблюдения и наставления которого оказали огромное влияние на то, как справляют Рождество и по сей день. Эта повесть называлась «Рождественская песнь в прозе», и вкратце сюжет был приблизительно таким:

«Однажды в канун Рождества один жадный и злой старик по имени Эбенезер Скрудж обругал своего верного слугу Боба Крэтчита, отказался дать денег на благотворительность и грубо отклонил приглашение своего племянника отпраздновать Рождество вместе с ним и его семьей.

В ту же ночь Скруджу явился призрак его бывшего партнера по бизнесу, Джейкоба Марли, а за ним – еще трое. Святочный дух Прошлых лет унес Скруджа в прошлое, показав ему его самого несчастным ребенком, затем – молодым человеком, которого больше волновали деньги, чем любовь. Дух нынешних Святок показал ему семью Боба Крэтчита, где младший из детей – малютка Том – даже в бедности искренне радуется Рождеству. За ним последовало видение племянника Скруджа, которому тот так грубо отказал. Наконец, Дух будущих Святок – самый страшный из всех – показал Скруджу его собственную смерть.

Благодаря видениям Скрудж в конце концов понимает, что по-настоящему важно. В рождественское утро он покупает огромную индейку для Боба Крэтчита и его семьи, а затем счастливо (может быть, впервые в жизни) празднует Рождество со своим племянником».


Эта история мне очень близка. Помню, как засиживалась допоздна, помогая сшить своему старшему брату костюм Боба Крэтчита для школьной постановки. Мы взяли старую вязаную жилетку из папиного комода, проделали дырки в коленках его школьных брюк и скрутили очки из проволоки. Потом дополнили образ парой перчаток без пальцев – чтобы в холодном кабинете Скруджа у него не мерзли руки. За эти годы я читала и смотрела постановку «Рождественской песни в прозе», наверное, раз десять – это были и школьный спектакль в классе моего брата, и профессиональная постановка, и мультфильм студии Disney.

Если покопаться в истории Рождества, становится очевидным различие между тем, как его праздновали до середины девятнадцатого века (когда вышли «Рождественская песнь в прозе» и книга Роберта Сеймура под названием «Книга Рождества») и после. В дневниках Самуэля Пипса, написанных в семнадцатом веке, большое внимание уделяется посещению рождественской службы (утром и вечером) и меню. Так, по его словам, в 1662 году его рождественский ужин состоял из овсянки на мясном бульоне с черносливом, жареной молодой индейки и рождественского пирога со сладкой начинкой. На протяжении двух столетий мало что поменялось, но потом всего за несколько лет – в начале правления королевы Виктории – одна за другой появилось множество традиций, которыми мы дорожим и по сей день. Эти новые обычаи очень быстро интегрировались в популярную культуру.

Похоже, что «Рождественская песнь в прозе», вышедшая всего девять лет спустя после того, как Рождество стало национальным праздником особого значения, была не столько рассказом о типичном британском Рождестве, сколько катализатором формирования нового отношения к празднику. Это произведение быстро приобрело популярность и на международном уровне – в особенности после того, как Диккенс объехал с гастролями Соединенные Штаты. В то время в Штатах также происходил переход к новому типу празднования Рождества.

«Рождественская песнь в прозе» рассказывает о человечности, щедрости, страхе, семейных узах и умении давать людям второй шанс. Но при ближайшем рассмотрении этой повести – и самой концепции Рождества в Викторианскую эпоху, когда и разворачивается действие, – становится очевидно, что основная тема – это связь между людьми. Все собираются в одном месте, делят еду и время, выражают друг другу благодарность. В самом деле, сразу несколько традиций, помогающих нам наладить контакт с друзьями и родственниками или установить его заново, зародились именно тогда, когда Диккенс написал свою повесть.

В 1843 году изобретатель по имени Генри Коул заказал художнику Джону Колкотту Хорсли первую в истории рождественскую открытку. На ней – поздравление «Счастливого Рождества и веселого Нового года!» и изображение радостной компании друзей, поднимающих тост за праздники. Спустя менее четырех десятилетий, с удешевлением почтовых услуг, ежегодные продажи рождественских открыток в Британии составили более одиннадцати миллионов экземпляров.

Далее – традиция наряжать рождественскую елку, которая вскоре стала центральным символом Рождества для миллионов семей. Считается, что первая рождественская елка – украшенная яблоками, вафлями и пряниками – была поставлена в немецком городе Фрейберге в 1419 году. Вслед за ним традиция постепенно распространилась на другие малые и большие города, а затем и страны Центральной Европы. Идея внедрить этот обычай в Британии по традиции приписывается Принцу Альберту, хотя на самом деле она появилась в 1790 году, когда Королева Шарлотта – немка, супруга Георга III – нарядила елку для своих детей. Члены королевской семьи продолжили делать это в новом столетии, а значит, Виктория видела елки с самого детства. И все же, хотя утверждение о том, что елку в Британию привез принц Альберт, не соответствует действительности, вне всякого сомнения, он помог этой традиции распространиться.

В 1848 году в газете Illustrated London News была опубликована фотография королевской четы с детьми, празднующими Рождество в Виндзорском замке. На фотографии – елка, украшенная зажженными свечами и простыми игрушками, на которые зачарованно смотрят венценосные детишки. Именно после этого снимка многие британские семьи, проникшись наполнявшей Рождество радостью, начали ставить у себя дома елки и наряжать их. Вскоре эта традиция распространилась и за океаном. В 1856 году президент Франклин Пирс поставил елку в Белом доме, а в 1870-х елки начали продавать в Вашингтон-Сквер-парке.

Теперь всех нас объединяют ритуал украшения елки, рождественские песни под ней и распаковывание подарков у ее подножия. Но кроме того, эти традиции позволяют нам не терять связи с собственным прошлым. Вот что пишет об этом американская художница Дженнифер Рэй:

«При всей радости, что я испытываю, находясь в кругу своей семьи, больше всего я люблю те несколько вечеров, когда все уже разошлись спать. Люблю сидеть при выключенном свете и любоваться мерцанием огоньков на елке; размышлять о прошедших месяцах, о прошлом и о том, как важно чувствовать связь со своей семьей… Я пью горячий чай и наслаждаюсь магией Рождества».

История о связи близка многим людям, каждому – по-своему. Кто-то любит ее за то, что она учит искренне радоваться празднику. Другие – за то, что повествует о том, как важно быть щедрым и уметь отдавать. Третьи – за то, что ее мораль состоит в бережном отношении к семейным узам, которые укрепляются совместным празднованием Рождества. На меня произвела особое впечатление история геолога Степана Корича о том, как отмечали Рождество при коммунистическом режиме в Боснии:

«Я жил в маленьком городке с населением около пяти тысяч человек. Зимы там были суровые. Городок стоял в окружении гор и деревьев, и за зиму наметало столько снега, что высота его достигала одного метра, и он не таял всю зиму. В середине декабря мы шли в лес, утопая по колено в снегу, за елкой. Законом этом было запрещено, но мы все равно это делали – как и многие другие люди. Издалека их не было видно, и мы не могли переговариваться, но повсюду слышали скрежет пилы. Помню, как зачарованно смотрел, как отец разводит на снегу костер. Нет ничего вкуснее яичницы с беконом, зажаренной прямо на костре! Вернувшись, мы прятали дерево за домом, а потом, в Святки, под покровом ночи доставали его и несли внутрь. Затем садились за стол и молились. На столе у нас была речная форель с вареными бобами и чесночным соусом».

История о связи актуальна и по сей день: мы по-прежнему собираемся вокруг елки, отправляем открытки и вместе празднуем. Это лишний повод встретиться с близкими и выпить за любовь, за жизнь и за уходящий год.


Спокойное размышление № 3

История о связи

• Вспомните свое Рождество в детстве: какие элементы Рождества Викторианской эпохи в нем присутствовали?

• Есть ли у вас особое воспоминание, связанное с рождественской елкой, рождественским столом или каким-то конкретным рождественским собранием?

• Есть ли что-то в Истории о связи (а также в связанных с ней ожиданиях), что ассоциируется у вас со стрессом или с трудными задачами?

• Оцените по шкале от 1 до 10, насколько в рождественский период для вас важны чувство связи и общее пиршество в кругу семьи.



Читайте также

Комментарии (0)
avatar