Психоделические препараты при депрессии

03.08.2021 79 0.0 0
Психоделические препараты при депрессии
Термин «психоделики» был предложен психиатром Хэмфри Осмондом и в переводе с греческого означает «проявляющие душу» (psyche – душа, и delic – явный, проявляющий). К ним относятся препараты как полученные химическим путем, такие как ЛСД, МДМА и ДМТ, так и действующие вещества различных растений, встречающихся в дикой природе: мексиканских кактусов, некоторых видов ядовитых грибов, лиан в джунглях Амазонии. Действие психоделиков заключается прежде всего в изменении привычного восприятия мира и достижении особого состояния сознания. Этот опыт может быть как позитивным, так и крайне негативным, опасным для психики человека.

История медицинского применения психоделиков начинается с открытия и случайного употребления ЛСД-25 швейцарским химиком Альбертом Хоффманом в 1947 году. Во время работы в лаборатории Хоффман пролил себе на руку ничтожное количество препарата и, не заподозрив ничего дурного, отправился домой на своем велосипеде. Отчет Хоффмана о том, как он ехал на велосипеде по улицам Базеля под влиянием большой дозы ЛСД, стал легендой. В дороге у него случилось сильное изменение восприятия окружающего пространства, возникли фантастические видения, похожие на сон. Видения усиливались и после того, как он приехал домой, Хоффман испугался, что сходит с ума. Своего соседа он принял за злую колдунью, Хоффману казалось, что его сознанием овладевают демоны; решив, что находится на пороге смерти, Хоффман попросил вызвать ему врача.

Ко времени прихода врача кризис уже миновал, к своему удивлению, Хоффман ощущал себя полным сил и энергии, будто заново возродившимся на свет. Такое самочувствие продолжалось весь день. Хоффман написал доклад о своих необычных переживаниях непосредственному начальнику, доктору Артуру Штоллю, сын которого, практикующий в Цюрихе психиатр, заинтересовался исследованиями воздействия ЛСД в клинических условиях. Его доклад о воздействии ЛСД-25 на группу здоровых добровольцев и пациентов психиатра, опубликованный в 1947 году, немедленно стал сенсацией в научном мире.

Вначале на ЛСД возлагались большие надежды в отношении моделирования им психотических состояний, схожих с испытываемыми больными шизофренией. Предполагалось, что такое моделирование поможет лучше понять причины, вызывающие шизофрению, и найти эффективные лекарства для ее терапии. Вскоре встало понятно, что природа видений, провоцируемых приемом ЛСД, не имеет ничего общего с шизофреническими психозами, и такие исследования были свернуты за неперспективностью.

Но неожиданно ЛСД оказался достаточно эффективным средством в психотерапии неврозов. Дело в том, что под воздействием этого препарата как бы устраняется барьер между бессознательным и сознанием, значительно облегчается доступ к вытесненному материалу, который всплывает в сознании пациента в больших количествах в виде проснувшихся воспоминаний и неожиданных озарений. Это описание является несомненным упрощением механизма действия психоделиков, но для целей нашего исследования его вполне достаточно.

Таким образом, психодинамические процессы протекают значительно быстрее, чем при традиционном психоанализе, врачу уже не приходится пробиваться через защитные механизмы психики пациента, которые ослабляются под действием препаратов.

Огромную работу в области психоделической терапии провел американский психиатр чешского происхождения Станислав Гроф. С этим именем нам еще придется неоднократно столкнуться в ходе нашего повествования, и поэтому имеет смысл рассказать о нем несколько подробнее.

Станислав Гроф – выдающийся врач и ученый, посвятивший более сорока лет исследованиям необычных состояний сознания и духовного роста, один из основателей и виднейших представителей трансперсональной психологии. Некоторые исследователи сравнивают его, по масштабу вклада в современную психологию, с такими титанами, как Зигмунд Фрейд и Карл-Густав Юнг.

Гроф родился в Праге 1 июля 1931 года. С 1956 по 1967 год С. Гроф работал практикующим психиатром, активно изучающим в тот период психоаналитическую модель сознания и ее применение в терапии неврозов. В этот же период он активно изучает психоанализ. В 1959 году Гроф был удостоен премии Кюффнера – национальной чехословацкой награды, ежегодно вручаемой за наиболее выдающийся вклад в области психиатрии. С 1961 года он возглавил исследования применения ЛСД и других психоделиков в терапии психических расстройств в Чехословакии.

В 1967 году, как стипендиат Фонда поддержки психиатрических исследований (США), Гроф получил возможность пройти двухлетнюю стажировку в Университете Джона Хопкинса и продолжить впоследствии научную деятельность в Мэрилендском центре психиатрических исследований. С 1973 по 1987 год С. Гроф живет и работает в Институте Эсален (Биг-Сур, Калифорния). В этот период вместе с женой Кристиной он разрабатывает технику холотропного дыхания, оригинальный метод психотерапии, самопознания и личностного роста, о котором мы поговорим далее в этой книге.

Гроф является одним из основателей Международной трансперсональной ассоциации (ITA) и долгое время являлся ее президентом.

В настоящее время С. Гроф – профессор факультета психологии Калифорнийского института интегральных исследований. Помимо своей основной деятельности, он проводит обучающие семинары для профессионалов («Трансперсональные тренинги Грофа»), а также выступает с лекциями и семинарами по всему миру. Станислав Гроф является автором и соавтором более ста статей и четырнадцати книг, переведенных на двенадцать языков.

Первое знакомство Грофа с действием ЛСД произошло в Чехословакии в 1956 году. В тот период компания «Сандоз», занимавшаяся промышленным производством препарата, бесплатно предоставляла его образцы психиатрам всего мира в обмен на информацию об его эффектах.

Вот как об этом опыте рассказывает сам Гроф:

«Я начал ощущать воздействие ЛСД через сорок пять минут после его приема. Сначала это было легкое недомогание, головокружение и тошнота, затем эти симптомы исчезли и сменились демонстрацией неправдоподобно красочных абстрактных и геометрических видений, чередующихся перед моим мысленным взором со скоростью картинок в калейдоскопе. Часть из них напоминала изысканные витражи цветного стекла в средневековом готическом соборе, а другие – арабески мусульманских мечетей. Чтобы описать изящество этих видений, я сравнил бы их с “Тысячью и одной ночью” Шахерезады и ошеломляющей красотой Альгамбры и Шанду – в то время это были единственные сравнения, пришедшие мне в голову. Сегодня я уверен, что моя психика каким-то образом породила дикое множество фрактальных образов, подобных графическим изображениям нелинейных уравнений, которые может выдать современный компьютер.


По мере того как продолжалась сессия, мои переживания блуждали вокруг да около этого царства эстетических восторгов и сменились нежданной встречей и конфронтацией с моим подсознанием. Трудно подобрать слова к этой хмельной фуге эмоций, видений и разъясняющих прозрений, касающихся моей собственной жизни и существования в целом, ставших внезапно доступными для меня на этом уровне. Это было столь глубоко и сокрушительно, что немедленно затмило мой прежний интерес к психоанализу Фрейда. Я не мог поверить, сколь многому я научился за эти несколько часов. Захватывающий дыхание пир красок и изобилие психологических откровений – их и самих по себе было бы достаточно для того, чтобы превратить мое первое знакомство с ЛСД в поистине запоминающееся событие.

Этот день отметил начало моего радикального расхождения с традиционным мышлением в психиатрии и монистическим материализмом западной науки. Я вышел из этого переживания, затронувшего самую мою суть, потрясенный его силой. Тогда я еще не верил, что потенциал для мистического опыта является естественным для любого человеческого существа по праву рождения, и приписал все это воздействию ЛСД. Я чувствовал, что изучение необычных состояний сознания в целом и в особенности тех, что вызваны воздействием галлюциногенов, насколько я в состоянии себе представить, самая интересная область психиатрии. Я понял, что, при соответствующих условиях, состояния, вызванные воздействием галлюциногенов, – куда больше, чем просто грезы, которые играют такую решающую роль в психоанализе, – действительно являются, если использовать слова Фрейда, “царским путем в подсознание”. И, прямо там и тогда, я решил посвятить жизнь изучению необычных состояний сознания».

Станислав Гроф «Когда невозможное возможно»
Свой огромный исследовательский опыт по применению ЛСД Гроф обобщил в книге «Области человеческого бессознательного». В этом исследовании Гроф значительно расширил психоаналитическую картографию психики, введя в нее понятие трансперсональной области, то есть части сознания человека, выходящего за пределы его личного опыта. Обсуждение этой, несомненно интересной, точки зрения выходит за рамки этой книги, и интересующихся темой я отсылаю непосредственно к упомянутому труду самого Грофа.

Для нас представляет интерес информация, изложенная в разделе «Психодинамические переживания в ЛСД-сеансах», в которой Гроф описывает опыт своих пациентов, регрессирующих под влиянием препарата в детство и осознающих давно забытые ранние травматические переживания:

«Переживания, относящиеся к этой категории, происходят из области индивидуального бессознательного и сфер личности, доступных в обычном состоянии сознания. Они относятся к важнейшим воспоминаниям, эмоциональным проблемам, неразрешенным конфликтам и подавленному материалу различных периодов жизни человека. Большинство явлений, происходящих на этом уровне, может быть проинтерпретировано и понято в психодинамических терминах. При расшифровке они требуют знания основных принципов динамики бессознательного, данных Фрейдом, и особенно механизмов, ответственных за сны, а также знакомства с определенными специфическими характеристиками ЛCД-состояний и их символическим языком. Простые психодинамические переживания имеют форму повторного проживания эмоционально интенсивных (травмирующих или благоприятных) событий младенчества, детства и более поздних периодов жизни и пересмотр отношения к ним. Более сложные переживания представляют собой воплощение фантазий, драматизацию наполненных желаниями грез наяву, мечтаний, взятых из кинофильмов, и сложную смесь фантазии и реальности (выделено мною. – Прим. авт.). Помимо этого, психодинамический уровень включает в себя разнообразие опыта, который содержит в себе важный бессознательный материал, появляющийся в скрытой форме символической маски, защитных искажений и метафорических намеков.

Психодинамические переживания особенно часто возникают в ходе психолитической терапии у психически больных и в неконтролируемых ЛCД-сеансах у людей, имеющих серьезные эмоциональные проблемы. Значительно реже они встречаются в сеансах эмоционально устойчивых лиц, чье детство было относительно спокойным. При психолитической терапии психодинамические переживания могут преобладать на нескольких начальных сеансах, следующих друг за другом, прежде чем будет разрешен и интегрирован, то есть включен в сознательный опыт, осмыслен лежащий в их основе бессознательный материал и пациент сможет перейти на следующий уровень. В психоделической терапии такой биографический материал прорабатывается в начальный и заключительный периоды сеанса. Иногда психодинамические переживания могут преобладать на всем протяжении сеанса с высокой дозой, хотя и предпрограммирование, и ситуация в целом при этой форме ЛCД-терапии способствуют переживаниям на более глубоких уровнях бессознательного. Они будут описаны позднее (перинатальные и трансперсональные явления).

Феноменология психодинамических переживаний в ЛСД-сеансах в значительной степени согласуется с основными концепциями классического психоанализа. Если бы психодинамические сеансы были единственным видом ЛCД-переживаний, их можно было бы рассматривать как лабораторное доказательство главных фрейдовских предпосылок. Психосексуальная динамика и фундаментальные конфликты человеческой психики, как они описаны у Фрейда, с необычайной ясностью и жизненностью проявляются даже в сеансах наивных новичков, никогда не подвергавшихся психоанализу, не знакомых с психоаналитической литературой и не испытавших на себе тех или иных прямых или косвенных воздействий данного направления. Под влиянием ЛСД эти лица переживают регрессию в детство и даже раннее младенчество, оживляют в памяти различные психосексуальные травмы и комплексы ощущений, относящихся к инфантильной сексуальности, и встают перед лицом конфликтов, включающих активность различных либидозных зон».

С. Гроф «Области человеческого бессознательного»
Запомните выделенное мною в тексте предложение. Мы к нему еще вернемся.


В Советском Союзе эксперименты с ЛСД проводила киевский психиатр Мария Телашевская, получавшая убедительные результаты в лечении больных алкоголизмом. Не секрет, что в формировании алкогольной зависимости психологический фактор имеет немаловажное значение. Результаты исследований Телашевской были обнародованы в монографии, опубликованной в 1964 году издательством «Медицина».

Дальнейшее развитие событий общеизвестно. Массовое злоупотребление психоделиками и в первую очередь ЛСД, вылившееся в целую «психоделическую революцию» 60-х, не могло не вызвать ответной реакции со стороны властей, объявивших вне закона не только ЛСД и его аналоги, но и наложивших запрет на медицинские исследования с их применением. Не ставя под малейшее сомнение правильность решения в отношении ограничения массовой доступности препарата, приходится выразить сожаление о возможно поспешном запрещении дальнейшего исследования перспективных препаратов в психотерапии.

Прочитав эту главу, возможно, у кого-то возникнет искушение самостоятельно поэкспериментировать с психоделиками. Не нужно этого делать ни в коем случае. Во-первых, это нелегально, и, приобретая такие препараты на черном рынке, вы должны сознавать, что нарушаете закон и можете навлечь на себя серьезные неприятности. Во-вторых, вы никогда не можете быть уверенными, что именно продали вам под видом ЛСД или МДМА. Никто не гарантирует качества препарата, дозировка также неконтролируема. Более того, под названием «экстези», к примеру, продаются десятки таблеток с самым разнообразными химическими компонентами, очень может оказаться, что МДМА в таблетке нет вовсе и состоит она из каких-нибудь совершенно вам не нужных психостимуляторов, вперемешку с героином.

И самое главное. Даже применяя самостоятельно чистые психоделики и в правильной дозировке, вы рискуете нанести непоправимый вред своему психическому здоровью. Это не преувеличение. Поток бессознательного материала может оказаться настолько сильным и настолько шокирующим, что психика человека будет просто не в состоянии этого вынести, справиться с объемом и интенсивностью переживаний. Результатом может оказаться еще большее бегство в болезнь, усугубление всех симптомов, вплоть до наступления необратимых изменений.

Обязательным условием терапии с психоделиками является присутствие опытного специалиста, который может провести вас через это испытание, предотвратить, в случае необходимости, тяжелый кризис, вернуть в реальность, помочь правильно интерпретировать происходящее.

Я верю в будущее психоделической терапии. Уже сейчас мы можем наблюдать постепенную реабилитацию медицинского применения таких препаратов. В Швейцарии с 2008 года разрешено применение ЛСД в лечении больных раком и другими терминальными состояниями. Доктор Митхофер в Соединенных Штатах проводит психотерапию с применением МДМА у женщин, подвергшихся сексуальному насилию, с очень хорошими результатами.

Давайте дождемся полной легализации психоделической терапии, не нужно заниматься самодеятельностью, риск слишком велик. К тому же в настоящее время существуют и другие, немедикаментозные и совершенно безопасные методы работы с сознанием, о которых мы поговорим ниже. Одним из таких методов является аутотренинг.
Аватар enr091 Наталия Ришко / enr091
Журналист/Youtube03



Комментарии (0)
avatar
Читайте также