Пять постулатов заботы о Живой Земле

30.01.2019 124 0.0 0
Пять постулатов заботы о Живой Земле
Все цельно и едино. Невозможно, заботясь о сапрофитах вне ризосферы, не заботиться о ризосферной микрофлоре. Невозможно, заботясь о ризосферной микрофлоре, не заботиться о микрофауне. Невозможно, заботясь о микрофауне (простейших), не заботиться о мезофауне (включая дождевых червей). Невозможно, потому что благоприятные для всей почвенной биоты условия – одни и те же.

Подобные мысли всегда были стимулом для более глубокого изучения проблемы Живой Почвы. Итак, не только в природе все цельно и едино, но и в головах современных ученых (как наших, так и западных), которые написали новые учебники по биологии и почвоведению в последние годы. Опираясь на эти учебники, кратко попытаюсь изложить основные постулаты, которых я придерживаюсь.

Каждое сообщество почвенных обитателей живет в своей зоне (своем жилище). Разлагая органику, почвенные обитатели располагаются послойно: чем глубже слой, тем труднее и медленнее перерабатываются ими дошедшие сюда органические остатки. Сотни тысяч видов микроорганизмов, разных и по почвам, и по климату, строго распределили зоны обитания и по глубине, и по микрогранулам почвы, и каждый знает свою часть работы. Именно поэтому возникает множество проблем, когда пытаются запахивать органику.

Поэтому мой первый, главный, постулат: органику надо добавлять только сверху, как мульчу, и пусть микроорганизмы сами распределяют ее по своим зонам. Надо понимать, что разнообразие и взаимозависимости почвенных обитателей складывались и эволюционировали миллиарды лет, познать всю глубину этих связей невозможно. Но в последние годы учеными сделаны революционные прорывы в этой области, и использовать часть этих знаний надо каждому.

Микробная биомасса в разных почвах колеблется от единиц до десятков тонн на гектар, причем каждый вид микробов обитает в своей микрозоне, или, попросту говоря, в своем «домике».

Количество, качество, структура взаимосвязей разных функциональных групп этих организмов, так же, как стабильность и неприкосновенность их жилищ, и определяет плодородие почв.

Микробы, которые предпочитают кислородную среду (аэробные), живут в верхнем слое почвы, а микробы, которые не выносят присутствия кислорода (анаэробные), располагаются в нижних слоях. Анаэробы также располагаются в центре микрогранулы, окруженной капиллярной водой, где мало кислорода.

В огромном количестве в почве обитают простейшие (корненожки, или амебы, жгутиковые и инфузории). Их основная пища – бактерии. Польза почвенных простейших для растений заключается в выделении ими биологически активных веществ, стимулирующих размножение микроорганизмов, рост и ветвление корней растений, повышающих всхожесть семян, подавляющих активность вредных для растений грибов.

Именно эти простейшие по биомассе преобладают над другими хищниками и в основном отвечают за азотистый баланс растений, так как хищники азот, запертый в телах бактерий, выделяют в ионной форме, делая доступным для корней.

Множество микроскопических или просто очень мелких животных (до 1 мм), относящихся к нематодам, энхитреидам, коловраткам, тихоходкам и некоторым другим группам, постоянно обитают в пленках воды вокруг почвенных частиц. Разнообразие и функциональная роль этих животных очень велики. Помимо прямого участия в разложении органических остатков они определяют групповой состав и активность микрофлоры. Переносят ее в новые места обитания, обсеменяют все слои почвы.

Тела нематод после отмирания представляют собой легкоусвояемый, богатый белком субстрат, который быстро используется некрофагами и микроорганизмами, высвобождающими азот в доступной для растений форме. В целом не гумус, а белок (азот), накопленный и запертый в телах бактерий, архей, грибов и мелких хищников, определяет потенциальное плодородие почв.

В естественных почвенных скважинах живут многие группы микрофауны (размером от 0,1 до 2–3 мм), из которых надо особо выделить панцирных клещей, или орибатид (паукообразных), и ногохвосток (низшие насекомые). Они являются наиболее активными и быстрыми переработчиками растительных остатков среди организмов почвенной микрофлоры. Плотность орибатид и ногохвосток достигает сотен тысяч, иногда миллионов особей на 1 м 2 почвы. Роль этих организмов в жизни почвы трудно переоценить. Зачастую она перевешивает роль дождевых червей.

Мой второй постулат. Садовод, научившись заботиться о почвенных сапрофитах, перерабатывающих вносимую органику, должен заботиться и об их врагах, о хищниках – микро-, мезо– и макрофауне. Такие технологии иногда отличаются от общепринятых и малоизвестны садоводам.



Читайте также

Комментарии (0)
avatar