Визит к Минотавру

28.03.2019 50 0.0 0
Визит к Минотавру
Рассказывает Елена Первушина.

«В январе 1996 года я ехала в экскурсионном автобусе по трассе Санкт-Петербург – Псков, находясь в состоянии глубочайшей депрессии. Мало того что позади остались тяжелый семестр и сессия (я училась тогда на последнем курсе медицинского института), мало того что на личном фронте было так же пусто, темно и морозно, как на бесконечных запорошенных снегом полях за окнами автобуса, так еще и перед самым Новым Годом сорвалась поездка в Германию.

Сидеть дома в зимние каникулы, разумеется, не хотелось, и, явившись в экскурсионное бюро на Желябова, я быстро выяснила, что имеющейся у меня наличности хватит только на двухдневный круиз Псков – Изборск – Печоры (стоил он тогда девяносто с чем-то рублей). Так я и начала путь к одной из забытых загадок русского Севера, вооруженная путеводителем 1971 года издания и мрачной решимостью любой ценой скрасить мрак своего существования.

Как известно, одинокая и симпатичная девушка, отправляясь в путешествие, просто обязана завязать хотя бы мимолетный роман. Присмотревшись к своим спутникам, я поняла, что это задача трудная, но исполнимая. Трудная потому, что подавляющее большинство путевок закупила для своих сотрудниц некая швейная фабрика, а исполнимая потому, что кроме пышногрудых ткачих и пары мам с детьми, в автобусе имелся также молодой человек поистине ангельской красоты: худощавая фигура, длинная светлая челка и пронзительной синевы глаза. Его-то я и взяла на заметку.

Псковские впечатления первого дня я не буду описывать подробно. Скажу только, что все выглядело так, будто мой собственный ангел-хранитель решил в кратчайшие сроки обучить меня смирению. Псковский кремль был отвратительно подновлен и более всего напоминал неудачный муляж. Ни в Мирожский монастырь с интересными фресками, ни в палаты местного боярина мы не попали – швеи предпочли этому традиционный поход в магазин за колбасой. В довершение всего мне никак не удавалось подсесть к избранному молодому человеку по совершенно неожиданной причине: швеи оказались не только полногрудыми, но и пышнотелыми, и не умещались по двое на сиденьях автобуса. А потому они требовали, чтобы наши молодые и тощие зады находились строго на своих местах. Поболтать со своим избранником мне удалось лишь за ужином, и тут выяснилась еще одна пренеприятная подробность: молодой человек был... автослесарем. А поскольку при первом взгляде под капот я тут же теряю остатки сообразительности, мне пришлось мысленно отключить звук и продолжать любоваться его неимоверно прекрасным лицом.

Короче говоря, единственно стоящими за этот день были несколько минут, которые я провела на набережной реки Великой, глядя на темные навершья башен на фоне холодного сумеречного неба и воображая утлый челнок на середине реки, а в челноке – древнерусскую девицу с вот такенной косой – будущую княгиню Ольгу, которая именно здесь, на перевозе, и встретилась впервые со своим суженым ― злосчастным князем Игорем.

На следующий день намечались Изборск и Печоры, я уже не ожидала ничего хорошего, но день не обошелся без приятных сюрпризов.

Первым таким сюрпризом был сам Изборск – настоящая крепость на прежней границе Новгородской республики с Ливонией, сложенная из светлых девонских известняков, с башнями, двойными воротами, темницей и подземным ходом. Второй сюрприз поджидал меня совсем рядом – на старом изборском кладбище.

Было часов пять пополудни, а следовательно, уже почти стемнело. В стороне сквозь кружево черных ветвей виднелось Труворово городище – высокий насыпной холм, на котором, по легенде, стояла резиденция варяга Трувора, брата новгородского князя Рюрика. Передо мной возвышался огромный каменный крест, согласно все той же легенде отмечавший могилу Трувора. А внизу, на засыпанных снегом древних каменных плитах, можно было с трудом разглядеть то, что мой верный путеводитель описывал в следующих словах: “Это странные геометрические фигуры, высеченные на плитах в незапамятные времена. Словно какие-то магические знаки или руны, смотрятся они на выщербленных поверхностях. Подобные высеченные на камнях рисунки известны под названием “ вавилонов””.

Наша экскурсовод едва удостоила парой слов Труворов крест и повела замерзших швей вниз по склону, где выбивались из земли горячие ключи, называемые местными жителями источниками Любви, Красоты и Здоровья. Я, разумеется, задержалась.

Итак, картина маслом: ночь, зима, кладбище, кресты. Ангелоподобный автослесарь бегает между могилами и умоляет меня поспешить, иначе заблудимся, потеряемся. Я же сметаю снег с плит, щелкаю фотоаппаратом и изо всех сил пытаюсь сообразить, кто и зачем мог вырубить подобные знаки...»




Комментарии (0)
avatar